Консультация
I Like Boston

Новые возможности для бизнеса и отсутствие социальных гарантий для рабочих.

Как средний класс США находит дополнительные возможности заработка? Как шеринг-экономика меняет привычный нам городской ландшафт? Как относятся к Uber в разных странах? И когда появится полноценный шеринг в России? Обо всем этом читайте здесь и сейчас.

В конце декабря губернатор Массачусетса подписал первый в истории США комплексный закон о регулировании рынка краткосрочной аренды. Уже в июле предприимчивым резидентам, кто сдает комнаты на Airbnb, придется зарегистрировать свой бизнес, купить страховку и начать платить налоги штату и в местный бюджет – на том же уровне, что и отели. Владельцев апартаментов в Бостоне и Кембридже ждут дополнительные сборы. По мнению законодателей, Airbnb мотивирует людей переделывать индивидуальные дома и апартаменты в мини-отели, что толкает вверх цены на аренду для местных жителей. Компания будет оспаривать новые правила в суде, но надежд на позитивное для них решение мало – экономика совместного потребления сильно изменилась за последние 10 лет и требует дополнительного регулирования.

Что будет с шеринговой экономикой в новом году?

В январе 2019 года в США завершилась самая долгая остановка работы правительства. Больше месяца сотни тысяч госслужащих сидели без зарплаты в неоплачиваемом отпуске. Чтобы свести концы с концами, многим пришлось зарегистрироваться в Uber, Lyft и Airbnb – только на этот раз не в качестве клиентов. Юристы, работники музеев и простые охранники расчистили подвалы своих домов под дополнительные комнаты и подготовили машины, чтобы возить клиентов с маленькими детьми. Шеринг-экономика на поверку оказалась более надежным работодателем, чем федеральное правительство.

Еще десять лет назад лишь небольшое количество людей в тренде, уходя с вечеринки, заказывали машину через приложение. Сегодня у каждого жителя большого американского города в смартфоне есть пестрая папка с сервисами по доставке еды – в одном приложении лучше заказывать пиццу, а вот любимый ресторан мексиканской кухни есть только в другом. Шеринговая экономика коренным образом изменила жизнь большого города, а также бросила вызов привычным представлениям о трудоустройстве.

Демографические изменения, вопросы терминологии, государственное регулирование и публичное размещение акций – вот главные проблемы, с которыми столкнется американский шеринг-бизнес, а вместе с ним – и миллионы активных пользователей его услуг. Но любое решение, принятое на родине стартапов, повлияет на структуру мировой экономики, в том числе на систему шеринга в России. 

Как шеринг-экономика изменила городскую жизнь

Два крупнейших в мире стартапа по системе шеринга – Uber и Airbnb – это дети финансового кризиса 2008-2009 годов. Когда экономика замедлилась, инвестиции упали, а рабочие места сократились, то американский средний класс затянул пояса, и многие начали поиски альтернативных источников дохода. В новый тренд попали не только услуги такси и сдача апартаментов. У американцев в собственности скопилось много предметов, которые можно сдать в аренду, – дрель, палатка, брендовая сумка, свадебное платье или дрон с камерой. Даже собственную собаку сегодня можно сдать на прогулку с незнакомцем через приложение на смартфоне. Там же можно найти и предложения по работе – выгулять мопса или накормить сиамского кота. Шеринг-бизнес открыл новые возможности во всех отраслях – от общепита до строительства.

За последние десять лет новый стиль потребления кардинально изменил ландшафт американского города. Смартфон из средства коммуникации с друзьями и коллегами превратился в способ взаимодействия с городской средой; теперь он – часть ДНК среднего класса наравне с кредитной картой и водительским удостоверением. По улицам снуют тысячи машин с наклейками Uber, а к обочине жмутся велосипедисты с громадными рюкзаками квадратной формы. Опытные доставщики уже привыкли проноситься на красный свет на перекрестках и лавировать между пробками – чем теплее пицца и шире улыбка, тем больше чаевые.

На входе в популярные рестораны теперь скапливаются две очереди – одни ожидают свободного столика, другие со смартфонами в руках ломятся к бармену с вопросами: готов ли их заказ на доставку и можно ли положить в пакет побольше салфеток и дополнительные приборы. У доставщиков включено сразу несколько приложений – Grubhub, Postmates или UberEats, – чтобы успеть урвать самый прибыльный заказ.

Мимо витрин популярных кафе студенты водят по полдюжины разномастных собак на поводках. Чтобы побольше заработать, они находят в приложениях сразу несколько предложений от живущих поблизости хозяев и собирают целую свору для прогулки. Система шеринга заставляет любого пользователя быть максимально эффективным.

Джульет Шор, профессор социологии Бостонского университета, говорит, что шеринговая экономика даже изменила американскую культуру. Приватность, закрытые тесные сообщества, желание обрести все в собственность – все это меняется с новыми трендами. Индивидуализм и чрезмерное потребление, которые были маркерами последних десятилетий, уступают место кооперации и совместному пользованию в системе шеринга. Вместе с новыми экологическими трендами и идеей ответственного отношения к окружающему миру интернет-приложения получили значимое место в прогрессивном понимании американского будущего.

К шеринг-бизнесу с одинаковым интересом относятся как сторонники свободного рынка, так и приверженцы строгого государственного регулирования. Драйверы шеринга в России и США одни и те же – рост мобильности и отказ от услуг посредников.

Почему шеринговая экономика вызывает все больше вопросов

2019 год будет богатым на события в сфере шеринг-бизнеса – сегменте рынка, где оперируют интернет-платформы вроде Airbnb и Amazon. Свой первый IPO, предложение инвесторам стать акционерами, планируют Uber и Lyft. У интернет-платформ есть все шансы занять верхние места по уровню капитализации в своих нишах, как это уже случалось с их предшественниками.

Сегодня гиганты интернет-коммерции – Amazon и Alibaba Group – входят в топ-10 мировых компаний по капитализации. Детище Джеффа Безоса дышит в спину Apple и Microsoft, которые сегодня стоят 822 и 814 млрд долларов соответственно. Капитализация Amazon держится на уровне в 806 млрд долларов, но разрыв постепенно сокращается.

Революционных продуктов после iPhone 3G яблочная компания так и не предложила.А вот новые магазины AmazonGo полностью меняют привычный поход за продуктами. Разве электронные часы с функциями смартфона на маленьком экране и беспроводные наушники могут сравниться с опытом покупок без кассиров и касс самообслуживания? Взял банку соды с полки – приложение внесло ее в список покупок. Решил, что хлеб не нужен, выложил его обратно на полку – система автоматически вычтет его из списка покупок. А в конце шопинга выполнит команду оплаты с карточки.

Инновации в экономике совместного потребления – это характерная черта данной бизнес-модели: популярные приложения в наших смартфонах – это лишь грамотная IT-платформа; Uber и Lyft не владеют автомобилями; у Airbnb есть лишь помещения для своих офисных работников, но нет комнат и домов на сдачу; Facebook не создает никакого контента; Alibaba ничего не производит из своего громадного ассортимента.

Интернет-платформы не делают крупных капитальных вложений, а львиная доля их расходов идет на маркетинг, чтобы привлечь новых работников и клиентов. Чаще всего это – одни и те же лица. Тот, кто утром подвозил банковского менеджера на работу и доставлял в офис маркетингового агентства два пакета с тако, вечером уже сам заказывает убер в аэропорт и по пути выбирает себе апартаменты на выходные в Калифорнии. Точно так же работает шеринг в России, где опытные фрилансеры находят для себя проекты в интернете, а потом делегируют часть обязанностей молодым коллегам.

С ростом популярности приложений и прибыли владельцев крупных шеринговых компаний возник вопрос: почему при феноменальной прибыльности этих компаний их рядовые работники не дотягивают даже до уровня минимальной зарплаты, работая по 40 часов в неделю? Никаких гарантий, никакой страховки, все издержки за свой счет – вот отрицательные моменты работы в подобных компаниях. Вместе с новыми возможностями и сравнительно дешевыми услугами для клиентов шеринг-экономика сильно ударила по стандартам социальной защиты. Выросшие в крупный бизнес стартапы фактически перечеркнули многие десятилетия упорной борьбы трудящихся за свои права.

Все больше людей из среднего класса со стабильной работой пополняют ряды прекарита – низшего слоя городского населения без соцпакета и с переменным заработком. Разговоры об экономике совместного потребления поменяли воодушевленный тон на более сдержанный за последние десять лет. Клиенты быстро ощутили все плюсы новых приложений в своем смартфоне, но часто не замечают внутренних противоречий, которые стоят за быстрой доставкой и теплой постелью по доступной цене.

Эксперты Всемирного экономического форума выделили четыре главных вызова для шеринговой экономики в 2019 году:

  1. Неравенство в распределении доходов;
  2. Неблагоприятные демографические изменения;
  3. Усиление государственного регулирования;
  4. Нечеткость в терминах.

Кому должны принадлежать доходы в шериноговой экономике?

С выходом на публичный рынок таких компаний, как Uber и Lyft, снова поднимется вопрос о распределении богатства между небольшим количеством владельцев платформ и громадной армией простых водителей на контрактах. Комиссия по ценным бумагам и биржам США видит в этой бизнес-модели причину роста неравенства в американском обществе и с прошлого года готовит поправки в законодательство. Сейчас фрилансеры, участвующие в подобных шеринговых компаниях, работают как индивидуальные подрядчики и не имеют никаких социальных гарантий.

Компании не раскрывают всю финансовую информацию, поэтому их стоимость можно оценить лишь примерно, и на конец прошлого года это следующие цифры: Uber – 120 млрд долл.; Airbnb – 31 млрд долл.; Lyft – 15 млрд долл. Получат ли рядовые работники какую-то долю собственности компаний, зависит от изменений в Правиле 701, которое регулирует продажи ценных бумаг. Пока владельцы компаний и правительство заявляют, что готовы вместе работать над улучшением благосостояния работников.

Какие демографические изменения произойдут в экономике совместного потребления?

Демография будет стремительно меняться. Основанная женщинами компания Rent the Runway, которая позволяет обмениваться и брать в аренду дорогие брендовые вещи, заняла прочное место в сфере моды и даже запустила свою линию одежды. С другой стороны, женщины – это еще и главные потребители новых услуг.

Сегодня большинство водителей и доставщиков еды – это мужчины, но тренд меняется, и в шеринг-экономику все больше включаются женщины. Сейчас женщина на велосипеде с пачкой коробок пиццы все еще выглядит непривычно, но мы будем видеть женщин в этой роли все чаще и чаще.

С ростом продолжительности жизни будет и больше клиентов в возрасте, как и ориентирующихся на их нужды компаний. Например, популярный сервис GoGoGrandparent для пенсионеров позволяет заказывать Uber и Lyft по обычному телефону, мониторит любую поездку 24/7 и информирует родственников обо всех этапах движения.

Кто регулирует экономику совместного потребления?

Страны и города будут активно включаться в регулирование шеринг-экономики и интернет-компаний, которые затрагивают важные аспекты местной жизни. В последние годы можно было наблюдать эпизодические запреты и новые нормы в этой сфере – Uber был запрещен в Венгрии, Болгарии и Дании. Штат Орегон и города Германии, Франции и Италии ввели частичные запреты. Ограничения коснулись приложения Uberpop, которое позволяло работать по схеме шеринговой поездки – то есть, формально не ради прибыли, а чтобы лишь поделить общие расходы на дорогу между водителем и пассажиром. В Турции и Лондоне Uber находится под угрозой лишения лицензии.

Шеринг в России пока чувствует себя свободно, но только благодаря сочетанию двух факторов – внутренней возможности к саморегулированию и медленной бюрократической процедуры принятия решений.

Власти же других стран уже давно пытаются заставить приложения изменить бизнес-модель, чтобы она больше напоминала классический сервис такси. На хищническую практику Uber в основном жалуются местные лицензированные таксисты; к Airbnb претензии выражают все жители туристических городов, т.к. сервис сокращает предложение жилья на рынке и провоцирует рост цен на аренду.

Если раньше меры по регулированию распространялись спорадически и носили экспериментальный характер, то теперь мы увидим более системный подход со стороны законодателей – благо можно подсмотреть опыт взаимодействия с интернет-платформами у соседей.

Как правильно называть шеринговую экономику?

В этом году обострится война терминов. Компании предпочитают использовать термин «шеринг-экономика», чтобы подчеркнуть позитивные моменты своей деятельности и сделать акцент на простом человеческом обмене и взаимоотношениях. На термине «gigeconomy» настаивают специалисты, озабоченные социальной защитой населения. Ведь зачастую никакого обмена с помощью приложений не происходит, а люди лишь просто выполняют определенные услуги за деньги – и часто работают на износ.

Пока шеринг-бизнес еще не получил четкого названия, и выбор того или иного термина больше связан с маркетинговой или политической ориентацией говорящего. С ростом ответственности компаний перед своими подрядчиками мы увидим более кропотливое отношение к терминам. Если человек делится с соседом палаткой через приложение – это ближе к шеринг-экономике. Если человек взял ипотеку, чтобы начать бизнес вместе с Airbnb в туристическом городе, то это уже gigeconomy – обычный бизнес, но с использованием интернет-инструментов и приложения на смартфоне.

Шеринговая экономика стала нормой для горожан, но до сих пор не нашла институциональной рамки, в которой могла бы безопасно работать. Этот год покажет, смогут ли законодатели и владельцы шеринговых компаний договориться и встроить экономику совместного потребления в привычный нам оборот товаров и услуг.

В Америке совместное потребление проникло во все сферы общественной жизни. Шеринг в России пока еще сильно привязан к транспортной отрасли. Но зато какие темпы развития: по итогам 2017 года Россия попала на первые места по росту объемов каршеринга и райдшеринга – люди стали массово брать машины в аренду и подвозить друг друга. Что касается других отраслей, там сказывается главная проблема – низкая покупательная способность населения. С возвращением к стабильному экономическому росту Россия сможет получить полноценную шеринговую сферу – с собаками, дронами, палатками и многим другим.

Понравилось? Поставьте лайк нашему проекту – www.ilike.boston, подписывайтесь на наши новости и звоните нам, если собираетесь в Бостон, Нью-Йорк или в путешествие по Америке, по делам и не только.

ИСТОЧНИКИ

  • Authors: Ruslan Moldovanov
  • Editor: Ilia Baranikas
  • Digital Design: Nikita Bogomolov

Аутентичный текст проекта WelcomeToMA © и “ILike.Boston”™. All Rights Reserved.
Использование текстовых материалов без изменений онлайн в некоммерческих целях разрешается c упоминанием названия проекта «Welcome to MA»© (или ленты новостей “ILike.Boston”™) и активной ссылки на оригинал материала на сайте или на одной из соцсетей издания.


21 Фев, 2019


ПЕРВЫЙ ЯЗЫК НА МАРСЕ
А вы знаете какой? Прочитайте статью – узнаете! Мы собрали материал, в котором мы расскажем о том: - есть ли у вас шанс стать космонавтом или астронавтом - как записаться…
10 технологий, которые могут изменить мир
Журнал MIT Technology Review опубликовал статью, где рассказал о десяти разработках, которые совершат технологический прорыв в 2019 году. Большинство из этих технологий до поры до времени представляли собой всего лишь…